Н. Н. Павлюченков. Богословие всеединства. От Ф. Й. Шеллинга к П. А. Флоренскому (Предисловие к предполагаемой монографии)

«Богословие всеединства. От Ф. Й. Шеллинга к П. А. Флоренскому» — таким обозначением «линии преемства» идеи всеединства в богословии указывается на преимущественную цель выявить пока еще обойденный вниманием исследователей богословский аспект этой проблемы. Не нужно доказывать, что история отечественного богословия не только исследована, но и вообще известна гораздо хуже, чем история философии. Многие идеи философского «Серебряного века», уже ставшие «классическими», внесены в учебники и продолжают становиться темами научных статей, монографий и диссертаций. Много написано об обновляющем импульсе, исходящим от трудов В. С. Соловьева, о возникших под влиянием этого импульса концептах «нового религиозного сознания», «нового антропологического откровения» и т. п. На этом фоне во многом аналогичные тенденции в русском богословии оказываются почти не заметными, что не соответствует их реальной значимости в общем интеллектуальном движении этого периода в России. Достаточно сказать, что возникшее среди философов — А. С. Хомякова, И. В. Киреевского и того же В. С. Соловьева т. н. «новое богословие» постепенно, в конце XIX в. получило определенную поддержку и развитие в духовно-академической среде. И уже там, под тем же лозунгом освобождения от западного (т. е., по характерной в данном случае коннотации, — преимущественно рационального, «схоластического» и т. п.) «пленения» оно внесло свой вклад в попытки раскрывать догматы веры «из опыта», основываясь, прежде всего, на конкретных проявлениях духовной и душевной жизни человека, изучаемых современной наукой. В рассматриваемой последовательности трудов Шеллинга, А. С. Хомякова, И. В. Киреевского, В. С. Соловьева и П. А. Флоренского можно выявить определенные характерные плоды взаимодействия философской и богословской мысли, которые становятся еще более очевидными при учете творчества таких богословов и философов, как еп. Михаил (Грибановский), митроп. Антоний (Храповицкий), Ф. М. Достоевский, Н. Федоров и др. Представляется возможным и нужным показать, что именно в этом интеллектуальном пространстве сформировалось то, что может быть названо «богословием всеединства» со всеми его вариациями и не оцененными еще метаморфозами.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *