чтец Артема Малышев. Русская кенотическая христология XIX – начала XX вв.

В докладе рассматриваются некоторые кенотические христологические теории русских богословов XIX – начала XX вв.
М. Брайдерт, крупнейший исследователь немецко-протестантской так называемой «новой» кенотической христологии, заметил, что «новая» кенотическая христология приобрела самостоятельные формы в традициях англиканского и русского богословия, а Г. Й. Рёриг – исследователь, посвятивший свои работы христологии М. М. Тареева – даже заметил, что русская кенотическая мысль оказалось «полезной (fruchtbar)» для западного богословия.
Действительно, некоторые русские мыслители, в том числе и известные богословы Московской духовной академии конца XIX – начала XX вв., в своих трудах выразили выделяющееся на фоне содержащихся в классических системах православной догматики учение о Христе, которое было уже современниками обозначено как кенотическое. В Московской академии первую кенотическую христологическую концепцию предложил в своей магистерской диссертации А. Д. Беляев, продолжателем которого стал его ученик М. М. Тареев, а ее завершителем в границах Московской школы – свмч. А. М. Туберовский, открыто признававший, что «системы» двух вышеупомянутых богословов оказали на него существенное влияние.
При этом представляется не совсем верной точка зрения прот. Г. Флоровского, который в «Путях русского богословия» сделал замечание касательно магистерской работы А. Д. Беляева, что ею «вопрос об уничижении, о “кенозисе”, был впервые поставлен в русской догматике» . В учении первого в традиции русского богословия мыслителя, проявившего интерес к современным проблемам христологии вообще – свт. Иннокентия (Борисова) – за полвека до Беляева уже был поставлен вопрос о кеносисе. Вопрос о кеносисе, то есть вопрос понимания кеносиса Иисуса Христа из христологического гимна, содержащегося в послании ап. Павла к Филиппийцам, ставится в контексте оригинальной христологической теории святителя и получает свой ответ на основании этой теории. Теорию свт. Иннокентия, которая была сформирована как ответ на «вызов» И. Канта традиционной христологии (учению о природной святости Христа), но уже безотносительно к проблеме кеносиса, воспринимает и развивает прот. А. В. Горский – учитель, в узком и широком смысле, А. Д. Беляева. Христологические интуиции святителя находят свое продолжение в богословии еп. Иоанна (Соколова).

Доклад был прочитан на семинаре Центра истории богословия и богословского образования 9 апреля 2020 года.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *